УТОЧКА, КОТОРАЯ ПРИХОДИЛА УМИРАТЬ

 

Есть у нас одна не тривиальная традиция: каждое лето мы с друзьями ходим в горы. С наступлением очередного лета мы решили ей не пренебрегать. Чтобы сэкономить и не бить по бюджету семьи, я отправился до места встречи поездом. Дорога была длинной. У меня хватало времени, чтобы о многом подумать.

На одной из станций в вагон зашел старик с корзинкой покрытой платком. Разместился напротив меня. Долго усаживался, ерзал на одном месте, но потом вроде сумел расположиться. Откашлялся. Поначалу я не приметил за ним ничего необычного, но затем он решил со мной поговорить. Простодушный старик рассказывал все как на духу. Без утайки. Я молчать тоже не стал, дорога была длинной и мне нужно было как-то ее скоротать.

– Животина, ведь она как, – говорил он, – как ты к ней, так и она к тебе. Душа у нее есть. Злой ты придешь, будешь стегать ее, тогда не будет у тебя животины. Поиздыхает вся. А коль будешь заботиться, то и добром отплатит.

Пока он говорил, в корзине что-то зашевелилось. Старик сразу же это заметил. Прервался. Снял платок и представил меня Хозяюшке. Так он звал свою утку коричневого с серым окраса, которая покручивая головой рассматривала меня. Я поздоровался. Ситуация, конечно, казалась комичной, но я решил подыграть старику.

– Вот раньше, было у меня большое хозяйство, – говорил он, – приходилось даже нанимать рабочих из села. Но пьют собаки! Как не ругай проклятых пьют.

Говорил он интересно, необычно, с глубоким чувством. Рассказал про свое село и как порой трудно в нем живется из-за наступившей разрухи, запустения и урбанизации. Что больше всего меня удивило, так это то, как он вопреки всему держал свое хозяйство. Буквально воевал за любимое дело. В этом ему беспрестанно помогала Хозяюшка. Рассказывал: «бывает занимаюсь своими делами: делаю подсчеты или собираю яйца в курятнике, и тут приходит Хозяюшка и давай умирать. И так умирает будто взаправду сейчас умрет. Начинаю идти к ней, а она встает и бежит куда-то. Я остановлюсь, она снова умирать. Я снова иду. И так ведет меня. Однажды прихожу в поле, а там мужики пьяные спят. Я на них криком, Хозяюшка рядом топчется, машет крыльями на них, ругает вместе со мной, они сразу же берутся за косы и давай траву пластать. Или было ведет к амбару и умирает возле него. Я ходил, думал, осматривался. Никак не мог понять. Оказалось, что там крыша протекла и зерно намокало. И ведь как узнала, юродивая?

На вопрос, учил он ее или нет этому трюку с умиранием, ответил на отрез: не учил. Хозяюшка сама выбрала такую стратегию. Меня как биолога, стала интересовать природа поведения и выяснилось, что он ее подобрал из гнезда, как только она вылупилась. Так у нее случился импринтинг, то есть запечатление поведенческих образов, и стала она вести себя с пользой для старика везде ему потакая. Так сказать, стала следить за хозяйством, как и он.

– В хозяйстве ведь главное что, – умудренно говорил старик, – целость. Вот возьмешься ты за молоток, чтобы подлатать амбар и возьмешься как? Всеми пальцами. А иначе улетит молоток или маханешь себе по руке, а вечером коров кормить, а рука то болит. Также и в хозяйстве – все нужно учесть. А иначе сам издохнешь, и скотину погубишь, и сажать будет нечего по весне. В кулаке все должно быть. Каждый палец должен участвовать, чтобы создать дело. Целость!

Старик говорил о вроде бы простых вещах, но сколько в них было мудрости. Я отвлекшись задумался о смысле его слов и тут мне стало интересно, почему же было хорошее хозяйство, почему в прошлом, что же с ним стало, ведь он отнюдь не глупый. На что он не ответил мне ничего, а лишь пожал плечами. Хозяюшка потрясла головой. Мы замолчали. Затем наши дороги разошлись. Старик сошел на станции и отправился восвояси, вытащив Хозяюшку из корзины. Я сначала улыбался, глядя на растворяющуюся вдалеке компанию, но после, кажется сам понял ответ на поставленный вопрос: старик не шел в ногу со временем. Он остался на выученной тропе, которой проходил всю жизнь и даже не заметил, что делал небольшой крюк. Я это понял, когда посмотрел расстеленную на столе карту, чтобы понять долго ли мне еще ехать. Железная дорога огибала село. Старик мог выйти на новой станции, но вышел на привычной, которая прикреплялась к другому населенному пункту с давних пор.

 

 

На следующий день, встретившись с друзьями, мы отправились на гору. Вечером устроились у костра. На горизонте таял алый закат, и как полагается настало время историй. Я решил рассказать об удивительной встрече. Она всем понравилась. Друзья впечатлялись умирающей уточке. Артем попытался даже изобразить ее, но ему помешал выпавший GPS–навигатор. Все засмеялись. На фоне лежащего навигатора я мельком заметил свою бумажную карту. От этого улыбнулся. Вспомнил старика, который в свое время отказался идти в ногу со временем.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

КНИЖНАЯ ПРОДУКЦИЯ

Чтобы приобрести книги писателя и психолога Александра Косачева – нажмите на кнопку «МАГАЗИН»