Косачев А.В. — Трудный выбор

490.00 

Жанр: Психологическая фантастика
Количество страниц: 226

Книга «Трудный выбор» не является развлекательной литературой в своей основе. Начата она была через несколько часов после нервного срыва, а весь процесс написания выдался на период жуткой депрессии. По содержанию она прекрасно подойдет тем, кто находится в подавленном состоянии или людям склонным к меланхолии, самокопанию, депрессии, хандре, унынию, печали и т.д., поскольку язык изложения в ней был специально подобран для этих людей.
Когда я писал книгу, я понимал, что со мной творится и знал, как это исправить, но вот только не мог этого сделать в одиночку, поскольку не получалось для себя сформулировать алгоритма действий. Другие люди были некомпетентны помочь, а психолог был не по карману. Поэтому пришлось прибегать к психологическим хитростям «психологу со стороны».
Книга «Трудный выбор» – не задает вопросов над которыми необходимо долго думать, ведь человек в депрессии итак много думает, «Трудный выбор» – наоборот, дает ответы, которые нужно только переварить и принять.
Напоследок повторюсь: у книги нет цели вас развлекать! Поэтому, если вам нужны развлечения, а не глубоко направленная литература со смыслом, то я рекомендую отложить чтение. Главная цель книги – помочь человеку выйти из депрессии. Учитывайте это, принимая решение – браться за нее или нет.

* Не желательно к прочтению беременным, а также людям с психическими отклонениями.

ISBN 978-5-9500349-0-9

Описание

ГЛАВА I

 

2015 год, осень. Только что прошел дождь. В моем кармане прятался десяток целлофановых пакетов. Я взял их дома. В России принято складывать пакет в пакет, на всякий случай. Конечно, мама никогда не замечала пропажу, ведь там их оставалось еще три десятка. Да и откуда ей знать, для чего я их использовал? Пока улица сохла, я ждал свою подругу Соню. Мы с ней были с детсада вместе. Она взяла бутылку в гараже у деда, чтобы мы хорошо провели время. Я с ней всегда много смеялся. Пока зеваки спешили по делам, я ждал ее у нашего таксофона и каждый раз надеялся, что все получится.

Взгляд выхватил на горизонте знакомый силуэт. Соня семенила, преисполненная жадной радости наркомана. Темно-синие джинсы, серая толстовка с Микки Маусом. Она такой же подросток, как и те, что вечно шарятся по подъездам и раздражают одичавших от возраста бабушек.

– Взял? – спросила она, обнимая меня.

– Да. А ты? – поинтересовался я.

Без слов было понятно, что да. Сонины эмоции легко читались по настроению, и для меня не было секретом, что происходило в ее голове. Мы сразу же отправились на наше заветное место. Жильцы «сталинки» не ругали нас за то, что мы сидели на чердаке. Возможно, им было просто плевать, ведь мы чужие дети и никаких проблем не доставляли. Мы никогда с ними не разговаривали и даже не здоровались.

На чердаке мы расположились как обычно – друг напротив друга. Взяли по два пакетика для надежности. Намочили небольшие куски тряпки в бензине и начали игру дыханий. Мы использовали бензин, потому что Соня могла легко достать его, а клей стоил денег и частые его покупки в маленьком городке вызвали бы подозрение. Вдох-выдох. Пары бензина раздражали верхние дыхательные пути. Вдох-выдох, затем пауза. Состояние эйфории. Смех. Эхо звуков. Першение во рту. Мое тело смеялось, а я смотрел Соне в глаза. Ее зрачки были расширены так сильно, что карей радужки почти не было видно. Каштановые волосы заслоняли ее еще румяное лицо. За пару лет до этого смеха я начал замечать, что она красивая.

– Ты слышишь? – спросила она меня. – Песня играет! А слова, слова-то какие…

Затем и я отчетливо услышал завывания dom!No:

Торопись захлебнуться весной,

Подойди, я тебя подтолкну

На идею погибнуть со мной,

В поцелуе съедать тебя всю.

Извелась в ожидании рук –

Десять пальцев, как мой инструмент,

Раздевал, как небрежный хирург,

Зашивал ей под сердце секрет…

Разумеется, песни мы слышали разные, но были радостно отравлены происходящим и потому просто внимали галлюцинациям. Нормы морали, здоровье, мнение взрослых – для нас это все не имело значения. Были лишь наши четырнадцать лет и природой обусловленный бунт. Подростки неспроста себя плохо ведут в этом возрасте – отрыв от родителей и поиск партнера обусловлен эволюцией. Наивность, подкрепленная окситоцином, провоцирует неопытное чадо на доверие совершенно незнакомым людям, которые рады этим воспользоваться в своих целях. Однако родители стараются помешать молодому лбу в набивании шишек, и потому возникает конфликт поколений. Но если родители ничего не знают, это не вызывает проблем. Поэтому мы свою волю исполняли в секрете.

– Сашка, знаешь, что? – сказала Соня и поползла на коленях ко мне.

Она напоминала ласковую тигрицу. В ее улыбке читалось милейшее существо, но ее взгляд был прямым, хищным.

– Не знаю, – ответил я.

– Давай попробуем, а? – предложила она.

– Попробуем что?

– Ну, не прикидывайся дураком! Все ты понял.

Начав целовать меня, она опустила руки, проводя ими по телу. Затем стянула с меня штаны и сняла свои джинсы.

– Теперь ты понял? – спросила она, улыбаясь.

– Хорошо. Давай попробуем! – ответил довольный я.

– Только давай начнем с орального. Я слышала, что нужна прелюдия, чтобы не было больно.

Соня погружала в ротовую полость еще растущий орган, а я представлял, что лижу мороженое со специфическим вкусом. Это может показаться смешным, но что еще может себе представить ребенок, когда у него единственная ассоциация с лизанием – это сливочный пломбир? Забавнее было дальше. Презерватива у нас, конечно, не было, а Соня отказывалась заниматься сексом без контрацепции, боясь забеременеть. Поэтому, чтобы не терять шанс, я взял целлофановый пакетик, обернул им член и приложился к ней по согласию. Разумеется, он не лез в Соню. Она фыркнула на меня, назвала идиотом и сказала, чтобы я плюнул на руку и попробовал снова. Я потратил немного усилий, пара минут личностного позора – и все…

– Ну, что ты? Давай! – нервничала Соня, желая продолжения.

Как правило, отходняк после бензина – это головная боль, агрессия, нервозность. Ну, и, как обычно, мы поругались. Она ушла. Время кусало за жопу, и я тоже побежал домой.

Мы постепенно тупели, но не осознавали этого и были по-своему счастливы. Нам было плевать на «завтра». Для нас где-то в будущем мы были нужны принцу и принцессе на стальном коне, как обещано в сказке. Там мы бы примчались в замок – свадьба, пир, Шрек и веселый Осёл разбавляли бы нашу жизнь потешными глупостями… Однако этому не суждено было случиться, и то, что ждало нас в будущем, перевернуло наши жизни. Нам выпала уродливая версия мультфильма про Красавицу и Чудовище, где Красавицы не было, но была Жизнь в оставшейся роли, которая имела нас в девственные щели.

Вечером в квартиру постучались. Я сидел в комнате и делал математику. В гостиной раздался голос Сони. Мне подумалось, что она пришла помириться, а родители прицепились к ней с вопросами. Я отложил ручку, повернулся к двери и стал ждать, когда она войдет, но каково же было мое удивление, когда я услышал свой собственный голос! Ноги неуверенно принесли меня к источнику звука. Когда я увидел сложившуюся ситуацию, мне захотелось испариться. К голове прилила кровь, лицо покраснело, а тело начал одолевать жар. Мать, напротив, была бледна, она смотрела в телевизор безумными глазами, прикрыв ладонью раскрытый рот, будто боясь произнести что-то неосторожное. Отец сдержанно сидел в кресле. Одна его рука была на животе, вторая пальцами упиралась в лоб. Невербально он демонстрировал желание спрятаться и не видеть того, что происходило на экране. Пожилой мужчина, который принес запись, стоял спокойно. Он явно уже успел просмотреть запись с видеокамеры, установленной на чердаке.

– Я, пожалуй, пойду, – сказал он и направился к двери. Уходя, он прошел мимо меня, кинув мне сочувствующий взгляд.

Правильным ли был его выбор показать запись родителям? Чем он руководствовался, ведь мы не сделали ему ничего плохого? Конечно, намерения у него были благие: токсикомания вперемешку с распутством – занятия бедовые, вредные. В перспективе мы бы мучительно доживали свои годы. Но благодарить мне его точно не хотелось. В моем представлении я жил правильной жизнью, по совести. Я злился. Злость – это всегда признак того, что что-то идет не так. Она мешает мыслить логически и подталкивает человека к радикальному выходу из ситуации, подобно ледоколу, который идет на айсберг.

– Ах ты, сволота!!! – закричала мать и начала бить меня ладонью. – Воспитали урода!

Я стоял и думал: где раньше были мама и папа? Почему не говорили с сыном? Ведь ситуация сложилась не в день происшествия, ее вынашивало время, развивая в перспективе. Однажды упущенное, а после незамеченное, выливается в непредсказуемые ситуации. Так кто виноват? Подросток, родители, общество?

После вспышки гнева мать села в кресло, закрыла руками лицо и заплакала. Я смотрел на нее и не очень понимал причину ее слез. При этом сгорал со стыда и хотел стать невидимым.

– Иди к себе! – сказал отец, затем подошел к матери и обнял ее колени.

Я послушался отца. В комнате я не мог найти себе места и то и дело то вставал, то садился. Мамины рыдания постепенно прекратились, и наступила тишина. Где-то внутри мне было невдомек, и я не понимал, как это их касается. Тело мое, жизнь моя – что им, черт возьми, надо от меня? Да и чего расстраиваться, я ведь живой, со мной все в порядке. Тем не менее, я чувствовал себя виноватым. Это чувство было непобедимым, несмотря на мою позицию отрицания вины.

Отец вошел в комнату, сел на стул и начал спокойным голосом говорить со мной.

– Вот, значит, чем ты занимаешься в свободное время, – констатировал он.

– Это было один раз, – ответил я, бегая взглядом по полу.

– Думаешь, имеет принципиальное значение, сколько раз вы этим занимались?

– Не знаю, – растерянно ответил я. Возникла пауза. Мне показалось, что она длилась вечность. Отец сделал глубокий вдох.

– И как, понравилось? – спросил он.

– Не очень, – ответил я.

– Ты знаешь, к чему ведет токсикомания?

– Нет.

– Дай мне руку, – сказал он.

Я послушался. Он сильно сдавил мне кисть и продержал так пять секунд. Все это время я скулил от боли.

– Больно? – спросил он.

– Да, – удивленно ответил я.

– А теперь представь, что эта боль будет по всему телу, и не каких-то пять секунд, а до самой смерти. Разумеется, она придет не сразу, а через время. В перспективе токсичные вещества часто по своему воздействию на организм превышают действие опиума. Последствиями вдыхания их становятся воспаление лёгких и пневмония, цирроз печени, нарушение свертываемости крови, энцефалопатия, отмирание клеток головного мозга, отеки конечностей. И чем дальше, тем хуже. Ты понимаешь, почему мы переживаем за тебя?

– Да, – виновато ответил я, действительно начиная понимать, в чем была причина их злости.

– Это не все, – сказал отец. Я вопросительно посмотрел на него.

– Секс. От него с твоим телом ничего плохого не случится. Вернее, низка вероятность подцепить болезнь, но, если заниматься сексом с малолетства, это перейдет в беспорядочные связи, так называемый промискуитет. Казалось бы, что такого? Но знаешь, люди, которые рано начинают половую жизнь, обычно не удовлетворены своим браком. Да и секс без любви – скучное порно.

– А с любовью – нет? – спросил я.

– А с любовью – это эротика. Было такое божество у древних греков, Эрот, по-нашему – Купидон. Так вот, он выступал как воплощение любви, мудрости и мужской воспроизводящей силы. В эротике люди любят друг друга и ласкают, потому что каждый сантиметр тела партнера очень дорог, а порно – это жалкая пародия. Так ты мастурбируешь не рукой, а телом партнера. Вот скажи, в чем разница между мастурбацией и порнухой, если нет нежной ласки? Где тут то самое заветное удовольствие, которые люди хотят получить? Порно – это изначально имитация любви, где оба партнера ужасно фальшивят.

– Буду иметь в виду, – ответил я.

– Надеюсь, ты меня услышал. Нам нет смысла желать тебе зла. Ты – наша плоть от плоти, и мы тебя воспринимаем, как часть себя. И не думай, что ты отделаешься простым разговором.

– А мог бы, – иронично проронил я.

– Ты будешь читать книги. Но не так, чтобы проглатывать. Ты будешь думать над прочитанным и будешь делать это столько же по времени, сколько потратишь на прочтение. Иначе нет смысла от книгоглотства. Ума оно особо не прибавляет.

Отец ушел, получив мое согласие. После себя он оставил книгу А. Косачева «Переживая прошлое».

Детали

Вес 400 g

Отзывы

Отзывов пока нет.

Только зарегистрированные клиенты, купившие этот товар, могут публиковать отзывы.